Rzdfine.ru

РЖД Финанс
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Примеры причинно-следственной связи в уголовном праве

Причинно-следственная связь в уголовном праве используется для обнаружения вины того или иного лица в конкретном преступлении. По закону ответственность несут только за опасные для общества последствия, связанные с действием или бездействием нарушителя. Следовательно, если негативные последствия для общества наступили из-за поступков (или их отсутствия) гражданина, то он должен быть привлечен к уголовной ответственности. В случае когда общественно опасные последствия наступили из-за действий или поведения других лиц, к гражданину не могут быть применены какие-либо санкционные меры. В связи с этим важное значение имеет вопрос о том, может ли поступок лица стать причиной наступления негативных или преступных последствий.

Эта гуманитарная дисциплина опирается на материалистическую философию. Научная теория о причинно-следственной связи между действием лица (или отсутствием таковых) и их негативным результатом для общества исходит из того, что в природе все события взаимосвязаны и обусловлены.

Любые поступки или отсутствие действий лица чем-то обусловлены. Для того чтобы понять, явилось ли поведение гражданина поводом для наступления опасных последствий для общества, в уголовном праве применяется особый метод. Два этих события искусственно изолируют друг от друга, после чего становится ясно, какое из них стало причиной, а какое следствием. Такой способ в материалистической философии и законодательстве Российской Федерации является отправным действием при проведении расследования и решении вопроса о том, есть ли причинно-следственная связь. В уголовном праве теория исходит из учения о закономерностях и стихийных событиях.

причинно следственная связь в уголовном праве

Причинно-следственная связь − что это такое?

Причинно-следственная связь — это связь между поступком, действием и дальнейшим, наступившим событием. Она предопределяет развитие событий будущего. В такой связи, поступок − причина, наступившее событие − следствие. Поступок (причина) может быть не только из этой жизни, но и из прошлых воплощений.

Схематично это выглядит так:

  1. Поступок;
  2. Время;
  3. Результат.

Причинно-следственные связи всегда формируются цепочкой, по строго заданной программе, которая называется карма. Причины (информационные кластеры) складываются в цепочки. Цепочки складываются в линию, линия в судьбу.

Понятия жизни и смерти в УК РФ

составление иска

Закон прямо не определяет начало жизни. Поскольку аборт является узаконенной процедурой и не приравнивается к убийству плода, то моментом начала жизни можно считать рождение. Как только ребенок появляется на свет, он приобретает основные права и свободы, прописанные в Конституции РФ. Жизнь новорожденного охраняется с первых секунд после его рождения, что указано в статье 106 УК РФ.

Причинение смерти ребенку до момента его рождения не может квалифицироваться как убийство. Соответственно, убийство беременной женщины рассматривается не как причинение смерти двум лицам, а именно как убийство женщины, находящейся в состоянии беременности. Это указано в пункте «г» части 2 статьи 105 УК РФ.

Для определения конца жизни следует обратиться к документам Минздрава. В Приказе Минздрава от 4 марта 2003 года даны четкие указания относительно порядка определения момента смерти человека. При наличии определенных признаков, медперсонал вправе прекратить проведение реанимационных мероприятий.

Смерть является результатом гибели организма. Данный процесс характеризуется следующими стадиями:

  1. Клиническая смерть. Предполагает патологические изменения в органах и системах, которые имеют полностью обратимый характер. Пережив клиническую смерть, человек может вернуться к полноценной жизни.
  2. Агония. Это процесс прогрессивного угасания внешних признаков жизнедеятельности организма, таких как сознание, двигательная активность, дыхание. Также у человека замедляется пульс, кровообращение. Процесс необратим и неизменно приводит к биологической смерти.
  3. Смерть мозга. Данное обстоятельство приводит к развитию необратимых изменений в головном мозге. В прочих системах организма наблюдаются частично или полностью обратимые изменения.
  4. Биологическая смерть. Предполагает необратимые изменения во всех органах и системах. Речь идет о моменте прекращения жизни как физиологического процесса.

Таким образом, моментом смерти в правовой сфере считается биологическая смерть. Прочие стадии не являются основанием для прекращения базовых прав и свобод, возникающих при жизни человека.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Прямая связь между действиями врачей и смертью пациента необязательна для компенсации морального вреда

Верховный Суд РФ опубликовал Определение № 18-КГ20-122-К4 от 22 марта по спору о взыскании с двух медицинских организаций компенсации морального вреда в пользу дочери скончавшейся пациентки.

Суды не усмотрели прямой связи между действиями врачей и смертью пациентки

В апреле 2018 г. гражданка Б., длительное время страдавшая почечной болезнью, обратилась за консультацией к врачу-урологу ООО «Клиника Екатерининская» в Краснодаре. Врач настоятельно рекомендовал провести операцию по удалению камня из левой почки, при этом на момент обращения в клинику состояние здоровья женщины было удовлетворительным.

После операции состояние пациентки резко ухудшилось, ее доставили в реанимацию ГБУЗ «Краевая клиническая больница № 1 имени профессора Станислава Очаповского», где экстренно удалили ранее прооперированную почку. В связи с тяжелым состоянием Б. ей было сделано еще несколько операций, но, несмотря на интенсивную терапию, пациентка скончалась.

Согласно заключению судмедэксперта, причиной смерти Б. явилось заболевание органов дыхания – двусторонняя очаговая пневмония, осложнившаяся легочно-сердечной недостаточностью. Данные акта внутренней экспертизы контроля качества лечения пациентки в краевой больнице не выявили никаких нарушений при оказании медицинской помощи больной. Проверка учреждения Министерством здравоохранения Краснодарского края также не нашла никаких нарушений в лечении женщины. В свою очередь, результаты проверки «Клиники Екатерининской» территориальным органом Росздравнадзора показали, что медицинская помощь в этой организации оказывалась Б. в соответствии с установленными нормативами.

Впоследствии дочь покойной Маргарита Шиян обратилась в суд с исками к клинике и больнице о выплате компенсации морального вреда в 3 млн руб. По мнению истицы, смерть ее матери наступила из-за допущенных дефектов оказания медицинской помощи, выразившихся в неправильных постановке диагноза и лечении. В иске также указывалось на наличие причинно-следственной связи между действиями врачей ответчиков и наступлением смерти Б.

Читать еще:  Что могут забрать судебные приставы

В ходе судебного разбирательства была назначена судебная медицинская экспертиза, ее результаты показали, что диагноз, поставленный пациентке в клинике, был правильным, но не полным, а лечащий врач этой организации допустил ряд упущений при ведении медицинской документации. В этом заключении также отмечалось, что Б. не назначалась и не выполнялась риносцинтиграфия, позволяющая распознать патологические изменения в структурах мочевыделительной системы. В условиях же краевой клинической больницы, куда пациентка поступила в крайне тяжелом состоянии с клинической картиной сепсиса, септического шока и полиорганной недостаточности, медицинская помощь оказывалась правильно и своевременно. В экспертном заключении также подчеркивалось, что ввиду наличия дефектов ведения медицинской документации врачом-урологом общества «Клиника Екатерининская» не представляется возможным высказаться о наличии или отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями лечащего врача и смертью Б.

В итоге суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями работников обеих медорганизаций и наступившей смертью Б., а также на отсутствие вины ответчиков в летальном исходе. При этом он отметил, что допущенные врачами общества «Клиника Екатерининская» дефекты в диагностировании состояния Б. не находятся в прямой причинно-следственной связи с ее смертью. Суд добавил, что проведение операции было показано пациентке, сама по себе операция несет определенные риски ухудшения состояния здоровья (в том числе наступление сепсиса и летального исхода), о чем Б. была уведомлена, согласившись на операцию.

Апелляция и кассация поддержали решение нижестоящего суда. Вторая инстанция добавила, что истец не доказала наличие причинно-следственной связи между оказанной ответчиками медицинской помощью и смертью ее матери.

ВС подчеркнул, что учитывать нужно и косвенную причинную связь

Впоследствии Маргарита Шиян обратилась в Верховный Суд РФ, который отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что для привлечения к ответственности в виде компенсации морального вреда юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага (в рассматриваемом случае – право на родственные и семейные связи). При этом установленная законом презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший доказывает факты наличия вреда, а также то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, пояснил ВС, оба ответчика должны были доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда истцу в связи со смертью ее матери, медицинская помощь которой была оказана, как утверждала истец, ненадлежащим образом. «Суждение судебных инстанций о том, что одним из условий наступления ответственности за причинение морального вреда является наличие прямой причинной связи между противоправным поведением ответчиков (ООО “Клиника Екатерининская”, Краевая клиническая больница № 1) и наступившим вредом – смертью Б. (матери Маргариты Шиян), повлекшей причинение Маргарите Шиян моральных страданий, противоречит приведенному правовому регулированию спорных отношений, которым возможность взыскания компенсации морального вреда не поставлена в зависимость от наличия только прямой причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом», – отмечено в определении.

Верховный Суд добавил, что в данном случае юридическое значение может иметь и косвенная (опосредованная) причинная связь, если дефекты (недостатки) оказания работниками обоих ответчиков медицинской помощи Б. могли способствовать ухудшению состояния ее здоровья и привести к ее смерти. При этом ухудшение состояния здоровья человека вследствие ненадлежащего оказания ему медицинской помощи причиняет вред как самому пациенту, так и его родственникам, является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

В определении отмечается, что нижестоящие суды не дали оценки доводам истца о том, что при надлежащем оказании медицинской помощи Б. ее смерти можно было бы избежать, и не применили к спорным отношениям ст. 70 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ, определяющую полномочия лечащего врача при оказании медпомощи пациенту. Кроме того, подчеркнул Суд, нижестоящим инстанциям следовало выяснить, какие меры конкретно предпринимались медицинским персоналом ответчиков для надлежащего оказания медпомощи Б., соответствовало ли лечение последней всем установленным стандартам, какие средства принимались для сохранения жизни пациентки в угрожающей ситуации.

Вместо выяснения указанных обстоятельств, отметил Суд, первая и апелляционная инстанции фактически возложили ответственность за негативные последствия оказанной медицинской помощи на Б., отметив, что та была уведомлена об определенных постоперационных рисках. Нижестоящие суды также не дали собственной правовой оценки тому обстоятельству, что в заключении судебно-медицинской экспертизы был отмечен ряд дефектов в оказании медицинской помощи Б.

Вывод ВС может изменить практику

Адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина полагает, что ключевой вывод Суда о том, что закон не содержит указания на характер причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим моральным вредом и не предусматривает в качестве юридически значимой для возложения на причинителя вреда обязанности возместить моральный вред только прямую причинную связь, позволит изменить судебную практику, сложившуюся при рассмотрении такой категории дел.

Она пояснила, что до настоящего времени характер причинной связи все-таки являлся основополагающим моментом при вынесении решения по делу. На практике суды, рассматривая «медицинские» дела, как правило, приходят к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований родственников умерших пациентов ввиду отсутствия прямой причинно-следственной связи между действиями медицинских работников и смертью родственника, даже при наличии выявленных дефектов оказания медицинской помощи. «Такие выводы суды основывают на результатах медицинской экспертизы. Надо заметить, что предметом исследования медицинской экспертизы, как правило, являются установление дефектов оказания медицинской помощи и установление причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи и смертью пациента. Однако такого исследования совершенно недостаточно, если родными умершего пациента заявлено требование о перенесенных переживаниях, возникших в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи их близкому человеку, травмирующей стрессовой ситуации, возникшей в процессе наблюдения за его страданиями, и т.д. Именно такая ситуация прослеживается в рассматриваемом гражданском деле», – подчеркнула адвокат.

Читать еще:  Программа улучшения жилищных условий для бюджетников

Елена Цыпина выразила надежду, что с учетом увеличения подобных споров и разнообразия судебной практики все разногласия могут быть устранены путем соответствующих разъяснений ВС РФ.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков отметил, что судебный акт ВС продолжает серию определений, заложенных несколько лет назад судьей Верховного Суда Людмилой Пчелинцевой. «Основной тезис определения говорит о презумпции вины в гражданском праве и о том, что медицинская организация должна доказать отсутствие своей вины в причинении вреда истцу. Истец со своей стороны обязан доказать лишь сам факт вреда», – пояснил он.

По словам эксперта, нововведением, которое может изменить подход к рассмотрению такого рода дел, является указание Суда на то, что отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями медицинской организации и вредом не может служить основанием для отказа в иске, даже если это отсутствие подтверждено различного уровня экспертизами. «Судам при рассмотрении дел следует учитывать не только прямую причинно-следственную связь между действием (бездействием) и последствиями, но и косвенную. В связи с этим огромное значение приобретает соблюдение медицинскими организациями стандартов оказания медицинской помощи. Даже незначительное отклонение от установленного стандарта может стать основанием для удовлетворения исков в пользу пациентов», – подытожил Юрий Меженков.

Партнер юридической компании Law&Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что рассматриваемый случай свидетельствует о том, что суды крайне неохотно меняют свой традиционный подход к разрешению споров, связанных с компенсацией морального вреда. «ГК РФ не указывает в качестве основания для взыскания компенсации морального вреда наличие именно прямой причинно-следственной связи. И неверная трактовка положений закона приводит к тому, что нормы о компенсации морального вреда в РФ носят практически декларативный характер», – убеждена она.

По словам эксперта, Судебная коллегия по гражданским делам ВС неоднократно обращала внимание нижестоящих судов на то, что нормами гражданского законодательства о деликтной ответственности возможность взыскания с причинителя вреда компенсации морального вреда не поставлена в зависимость от наличия именно прямой причинной связи между противоправным деянием и наступившим вредом. Соответственно, ошибочно указание судебных инстанций на то, что как в уголовном, так и в гражданском праве наличие непрямой (косвенной, опосредованной) причинной связи между противоправным деянием и наступившим вредом означает, что это деяние лежит за пределами данного конкретного случая, следовательно, за пределами юридически значимой причинной связи (например, Определение ВС РФ от 13 января 2020 г. № 57-КГ19-7).

«Ни для кого не секрет, что спорить с медицинскими организациями достаточно сложно ввиду замкнутости данного сообщества и специфики оказываемых ими услуг, поэтому доказывание причинения вреда в такой категории дел – весьма затратный и сложный процесс. Выводы ВС по данному делу могут помочь другим пациентам более эффективно защищать свои права в спорах с медицинскими организациями», – резюмировала Виктория Соловьёва.

Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ

При рассмотрении любого состава преступления необходимо анализировать его субъективные и объективные признаки. Правильное определение и описание элементов состава кражи помогает понять: действительно ли лицо совершило тайное хищение или речь идет о другом преступлении? Поэтому рассмотрим подробно каждый элемент состава кражи.

Объект

Правильное установление объекта преступления позволяет не только определить, является ли совершенное деяние преступным, но и отграничить одно преступление от другого, то есть правильно квалифицировать совершенные действия лица.

Важно! Объект преступления — это интересы, блага и общественные отношения, охраняемые государством от преступного посягательства других лиц.

Статья 158 УК РФ располагается в Главе 21, которая посвящена преступлениям против собственности. Поэтому основным непосредственным объектом являются отношения собственности.

Если лицо совершает кражу с квалифицирующими признаками, то оно посягает не только на отношения собственности, но и на дополнительные объекты. Так, при совершении кражи с незаконным проникновением в жилое помещение, объектом выступают общественные отношения, которые возникают в связи с реализацией конституционного права на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ).

Предмет

Предмет при совершении кражи является обязательным элементом, так как в Примечании к ст. 158 УК РФ указано, что предметом любого хищения, в том числе и тайного, является только чужое имущество.

фото 33455

Такое имущество должно обладать следующими признаками:

  1. Физический признак.

Имущество должно обладать материальными признаками, то есть оно должно быть осязаемым, его можно потрогать. Иными словами, имущество в контексте предмета кражи понимается как телесные вещи.

Однако в 2018 году был введен новый особо квалифицирующий признак — п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поэтому теперь предметом могут выступать и электронные денежные средства.

  1. Юридический признак.

Имущество должно быть чужим для виновного лица, то есть не принадлежать ему на законном основании. Если Петр забирает у своей жены телевизор, который они купили вместе в браке, то нельзя говорить о наличии признака «чужое имущество». В этом случае действия могут расцениваться как самоуправство (при наличии признаков).

  1. Экономический признак.

Имущество должно обладать некой ценностью, которая выражается в стоимости похищенного.

Субъект

Любое лицо может совершить кражу, но для того, чтобы такое лицо стало субъектом преступления, оно должно обладать признаками, которые установлены в УК РФ. Субъект кражи обладает следующими признаками:

  1. Вменяемость.
Читать еще:  Через сколько лет списывается долг по кредиту

Лицо на момент совершения кражи должно осознавать, что именно оно делает, а также не должно обладать психическими расстройствами, которые свидетельствовали о том, что он невменяем.

  1. Возраст.

Согласно ч. 2 ст. 20 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности за кражу с 14-летнего возраста.

Рекомендуем к прочтению:

Объективная сторона

По конструкции объективной стороны кража относится к материальному составу, следовательно объективная сторона кражи включает в себя следующие обязательные элементы:

  1. Деяние.

С точки зрения уголовного права, деяние может выражаться либо в действии, либо в бездействии. Примечание к ст. 158 УК РФ прямо указывает, что кража может выражаться только в активном действии, ведь сложно представить себе изъятие или обращение имущества, совершенное путем бездействия. Важно, что кража характеризуется тайными, противоправными и безвозмездными действиями.

Справка.

Действие может быть выражено в изъятии и(или) в обращении. Изъятие выражается в том, что виновный забирает у потерпевшего имущество без его согласия, то есть вещь выбывает из «господства» (владения).

Обращение заключается в том, что лицо получает возможность использовать имущество, как будто свое собственное, в том числе и распоряжаться им. При этом необходимо, чтобы и изъятие, и обращение было постоянным, а не временным.

Так, если Иван садится в припаркованную машину, чтобы покататься в ней, а потом вернуть ее собственнику, то речь не может идти о краже. Его действия будут квалифицированы как угон по ст. 166 УК РФ.

  1. Общественно опасное последствие.

Так как законодатель определяет состав кражи как материальный, последствие в виде причинения имущественного ущерба является необходимым элементом. Такой ущерб зачастую выражается в утрате имущества и может быть причинен не только собственнику имущества, но и иному владельцу.

Например, если Петр арендует автомобиль, а Иван похищает его. Безусловно, речь идет о причинении имущественного ущерба арендатору.

  1. Причинно-следственная связь.

Причинно-следственная связь между действием и наступившими последствиями. Необходимо, чтобы именно действия лица привели к тому, что имущество было изъято, а собственнику был причинен ущерб.

Субъективная сторона

Субъективная сторона является неким отражением объективной стороны совершенного преступления в сознании лица, то есть отношение виновного к совершенной краже. Обязательными элементами субъективной стороны кражи являются:

  1. Прямой умысел.

Кражей признается хищение имущества, совершенное тайно. При совершении тайного хищения виновный должен осознавать, что тайно изымает чужое имущество, и понимать, что причиняет ущерб собственнику, а также желать этого.

  1. Корыстная цель.

Лицо совершает кражу для того, чтобы получить некую имущественную выгоду либо для себя, либо для других лиц. Действуя с корыстной целью, лицо стремится обогатиться, наживиться за счет похищенного имущества.

Важно! Мотив не является обязательным элементом субъективной стороны кражи, поэтому он может быть любым (зависть, месть, риск и др.). Под целью понимается конечный результат, который виновное лицо стремится достичь, а под мотивом — некую причину, из-за которой оно совершает преступление.

Например, Иван, действуя умышленно, совершает кражу мобильного телефона из кармана Петра, чтобы в дальнейшем продать его и пожертвовать на благотворительность.

В приведенном примере цель — это желание получить денег (корысть), а мотив — альтруизм, так как он совершает кражу, чтобы помочь окружающим.

Компенсация морального вреда при признаках противоправного или аморального поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2020 г. N 23 г. Москва «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу», указанно в п.26:

Если судом установлены факты противоправного или аморального поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, то эти обстоятельства учитываются при определении размера компенсации морального вреда

Соотношение преступления и состава преступления

Понятия преступления и состава преступления взаимосвязаны, но не идентичны и находятся в определенном соотношении. Это соотношение состоит в следующем:

  • Понятие преступления характеризуется совокупностью четырех признаков, которыми являются общественная опасность, уголовная противоправность (запрещенность уголовным законом), виновность и наказуемость (угроза наказания), а понятие состава преступления — четырьмя элементами, к которым относятся объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона.
  • В понятие состава преступления не включается такой признак преступления, как наказуемость.

В то же время в понятии преступления не выделяется субъект преступления. Однако субъект присутствует в деянии, в объективной стороне преступления, а именно, в элементах его действия (бездействия). То есть исполнителем преступления может быть признано только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответственности.

  • Понятие преступления является основой отграничения всего преступного от всего непреступного, иными словами, оно обособляет преступления от других правонарушений и иных деяний, в том числе и от малозначительного деяния, а также служит основой классификации преступлений по характеру и степени общественной опасности (ст.15 УК).

Понятие состава преступления — основа разграничения разных видов преступных действий, то есть отграничения одного вида от других.

Всё это говорит о том, что понятие преступного действия более широкое, чем понятие его состава.

  • Понятие преступления выражает социально-правовую сущность любого преступления, а понятие состава — его правовую структуру.

Кроме того, понятие преступления и конкретные составы преступлений определены в уголовном законе (понятие преступления в ст. 14 УК РФ 1996 г., а конкретные составы преступлений — в статьях его Особенной части и ст. 19-42 Общей части).

Отличие преступления от состава преступления

Преступление — это совершенное противозаконное действие, которое влечет за собой общественно опасные последствия, а состав преступления — это система, которая включает в себя четыре обязательных элемента (объект, субъект, объективная и субъективная стороны), чьи признаки определяют совершенное действие или бездействие как преступное или непреступное.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector